МОИ РАССКАЗЫ



Картинка — фон в HTML

О КВАСЕ, ИЛИ МОЯ ПЕРВАЯ ВОЙСКОВАЯ СТАЖИРОВКА

1971 год, позади 1-й год обучения в Рижском Высшем Авиационном Инженерном Училище. Получив первые знания, на 99% общеобразовательные, руководство ВВС решило проверить их на практике.

Таким образом, я со своим отделением, а я в ту пору был младший сержант (в простонародье — «кусок»), попал на первую в моей жизни войсковую стажировку. Нужно отдать должное руководству, стажироваться нас отправили недалеко.

Город Тукумс, который в Латвии встретил нас огромным количеством цветов. Цветы были повсюду, город буквально в них утопал. Цветы были даже на эмблеме Тукумса. В то время в Тукумсе базировался бомбардировочный полк, знаменитый своими героями летчиками Яновым Юрием Николаевичем и Капустиным Борисом Владиславовичем, которые погибли в Германии, в мирное время, отводя падающий ЯК-28 от мирных жителей Берлина.
В голове сразу вспомнилась песня Эдиты Пьехи «Огромное небо» со словами-« а город подумал, а город подумал-ученья идут…».

Стажировка состояла из двух частей. Вначале пришлось стажироваться в авиационной эскадрилье. Вторая часть стажировки проходила в ТЭЧ полка (Техническая Эксплуатационная Часть). Стажировались мы на должностях авиационных механиков.
В то время за каждым самолетом был закреплён механик.

Итак, закрепили нас за самолетами. Я попал на ЯК-28, где был механиком веселый балагур солдатик Иван. За словом в карман Иван не лез, а поэтому, быстро сблизившись, я начал осваивать азы обслуживания самолета ЯК-28.

Самолеты эскадрильи были рассредоточены по всему аэродрому в капонирах. Капонир это инженерное сооружение из земли, для защиты самолетов от поражения при атаке аэродрома — такая подкова из земли метров этак 5 высотой.

В капонире было много чего из имущества, предназначенного для обслуживания самолета, а также бомбы, которые вешались на самолет по «тревоге».

И так научив меня основам подготовки самолета ЯК-28, Иван, видимо почувствовал свободу и, смылся в самоволку, где и был пойман и посажен на ГУБУ (военная своего рода тюрьма).

На мою беду, этой же ночью сделали «тревогу».
Когда ревет сигнал тревоги, ты бежишь к своему самолёту с мыслями не только подготовить самолет к боевому вылету, но и уложиться в норматив времени.

Прибежав к самолету, увидел кучу летчиков и техников, готовящих самолет к боевому вылету. Не зная за что хвататься, хватаюсь за тележку с бомбой, помогая подкатить её под самолет (бомбы на ЯК-28 вешались во внутренний бомболюк).

Бомбы лежали в капонире на тележках с металлическими колесиками, одно из которых и проехало мне по сапогу, а в сапоге том, ни о чем таком не подозревая, нога моя закутанная в портянку жила. Я ей не позавидовал.…
И это все что я запомнил с той первой части стажировки.

Хромая, привожу своё отделение в ТЭЧ полка, на вторую часть стажировки.
Здания ТЭЧ не было, был «кунг-закрытый кузов автомобиля», в котором располагалась инструментальная комната и сам начальник ТЭЧ, майор Немов, как сейчас помню.

Докладываю ему о прибытии на стажировку, жду дальнейших указаний.
Подходит майор к стеллажу с инструментом, берет какой то ключ, неимоверно огромных размеров, тычет им мне в лицо и спрашивает : «что это такое»?
Обалдев от такого начала стажировки, пытаясь объяснить, что у нас в учебной программе не предусмотрено изучение всех имеющихся в советской авиации инструментов, успел только промямлить… у нас… Закончил майор Немов – «У вас в заднице квас, а у нас в бочке, иди и учи».

Больше ничего из стажировки, к моему великому сожалению, и вспомнить то нечего.
Зато на всю жизнь запомнил тот ключ для расстыковки фюзеляжа самолета ЯК-28, длиной с метр.

ВВЕРХ
Возврат на страницу МОИ РАССКАЗЫ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *