МОИ РАССКАЗЫ



Картинка — фон в HTML

СОБАКА ЛАЕТ, А КАРАВАН ИДЕТ

Понедельник, солнечное утро, позади прекрасный выходной, офицеры ВВС ГСВГ стоят в строю, ожидая командующего, весело «травя» байки.
И вдруг, как гром среди ясного неба, налетев как коршун, Вячеслав Алексеевич Логинов , заместитель главного инженера ВВС ГСВГ, начинает прилюдно кричать на главного инженера по авиационному оборудованию ВВС ГСВГ: «ты знаешь, что вчера, который уже раз, самолет МИГ-23 МЛД, в таком-то полку чуть было не упал, из-за неуправляемой раскачки по крену. Сколько я буду ждать, пока ваша служба устранит неисправность автопилота на этом самолете!»

Тот пожилой, уважаемый грамотный инженер, отбивался, как мог, спокойно объясняя, что автопилот много раз проверялся и он на этом самолёте исправен. «А я говорю тебе, что автопилот неисправен!», не унимался Логинов.

Неизвестно как долго продолжался бы этот базар, если бы не прозвучала команда начальника штаба ВВС ГСВГ «равняйсь, смирно, равнение на право…» и, не появился командующий ВВС ГСВГ.
После построения спор продолжился. Было очевидно, что силами инженеров полка и дивизии с неисправностью не справиться. Данный случай, из-за его опасности, был уже на контроле у Командующего.

Вызывает меня к себе Вячеслав Алексеевич, как Начальника Летающей Лаборатории, в задачу которой и входило заниматься профилактикой и расследованием причин лётных происшествий, и ставит задачу ехать в полк и разобраться с неисправностью автопилота.
Одновременно ставит задачу оставшимся инженерам Лаборатории ехать в другой полк и начинать плановую профилактическую проверку Инженерной службы полка.

Итак, мы с Александром Петровичем Углёвым, старшим инженером Летающей лаборатории по АО (авиационное оборудование), едем на поезде в полк, расследовать причину опасной предпосылки к летному происшествию на самолёте МИГ-23МЛД.
Прибыв на место, сразу идём в ангар ТЭЧ, туда, где находился самолет, который никак не хотел нормально летать, а норовил, как дикая лошадь сбросить наездника в лице пилота с себя на землю — заставить катапультироваться.

Побеседовав с пилотами, летавшими на этом самолете, выяснил что самолет, на определенных скоростях начинает раскачиваться по крену, да так, что успокоить его, вернуть в нормальный полет, архи сложно. В крайнем полете молодой лётчик чуть было не катапультировался, не сумев, какое то время успокоить самолёт.

В полку с этой неисправностью занимались уже долгое время, ничего не обнаружив, выпускали самолет в полет, история продолжалась снова и снова.
Александр Петрович стал разбираться, что же с автопилотом, проверяя, вначале, уже выполненные специалистами работы по поиску неисправности и готовился сам выполнить проверки автопилота на самолете.

Я же решил внимательно осмотреть самолет (эту ретивую кобылу), что ей не нравиться, почему она ведет себя с пилотами так не по джентельменски. Помня, что к лошади нужно подходить спереди (но не сзади) я стал внимательно рассматривать её с морды.
Что — то мне в этой кобыле сразу не понравилось, «загубник кобылы» — крылышки генератора вихрей, закреплённые на штанге ПВД, стояли с явным креном, как кокарда на фуражке у пьяного пилота. А это было уже серьёзно, и указывало на возможную причину такого поведения самолета. Но нужно было проверить.

Дождавшись доклада Александра Петровича, о том, что автопилот исправен, решил дождаться проверки самолета в воздухе, как теперь поведет он себя. На завтра очередные полеты, спланировал самолет на облет с новой мордой. Заменили на этом самолете обтекатель антенны РЛС, на которой и было смонтировано всё это безобразие.

Прихожу рано утром на полеты, нахожусь на командном пункте Инженерной службы, звонок со штаба ВВС ГСВГ, звонит Вячеслав Алексеевич Логинов и, начинает орать на меня. «Какого черта ты там делаешь, ты должен быть там то и там, проверять Инженерную службу полка в соответствии с планом! Срочно выезжайте!»

Пытаюсь объяснить, что я должен лично убедиться, что все нормально. На что он мне, не моргнув и глазом отвечает: « нечего там тебе делать, причина проблемы с самолетом и дураку ясна, это не правильно установленный генератор вихрей!» – все — таки ему доложили результаты нашей с Александром Петровичем работы. На что я ему резонно отвечаю, дураку может и ясна, а мне нет, я дождусь результатов облета самолета и положил трубку. Ну не проститутка ли после этого товарищ Логинов?

Тут нужно сказать, как раз в это время проходила модернизация самолетов МИГ-23МЛ под МИГ-23МЛД, во время которой и устанавливали эти крылышки, для увеличения боковой устойчивости самолета. Самолеты ВВС ГСВГ дорабатывались на Авиационном Ремонтном Заводе в г.Альтес Лагер, который напрямую подчинялся Главному Инженеру ВВС ГСВГ. Таким образом, брак, допущенный на заводе, ложился пятном на Главного Инженера и, конечно его заместителей.

Результаты облета обнадежили, неисправность не проявилась, и мы с Александром Петровичем, с чувством выполненного долга, отправились выполнять план Главного Инженера ВВС ГСВГ.
Техника не любит суеты. Никто не должен вмешиваться в процесс расследования. Тем более криком, оскорблением подчинённых людей.
Одним словом СОБАКА ЛАЕТ,А КАРАВАН ДОЛЖЕН ИДТИ!

Нужно отметить, что в дальнейшем, Александр Петрович Углёв дослужился до Главного Инженера по Авиационному Оборудованию ВВС России.

ВВЕРХ
Возврат на страницу МОИ РАССКАЗЫ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *